Самые короткие ночи, оттого бессонные, романтика неуловимых рассветов, пять утра на Марсовом поле, пропахшие сиренью, — летний Петербург со своей эстетикой настраивает на самый нежный, самый жизнелюбивый лад. Предлагаем добавить сюда и гастрономические паттерны, которыми славится Северная столица.

Петербургская кухня — понятие любопытное: одни говорят, что она конкретна и неповторима, другие уверены, что ее вовсе не существует. Мы решили не ввязываться в спор, а просто сдуть пыль с истории становления местных гастротрадиций и поделиться списком нетривиальных блюд с оригинальным петербургским вайбом.

Небольшая историческая справка: с легкой руки Его величества Петра I XVIII век в Российской империи отметился наличием сразу нескольких кухонь — исконно русской и всякой разной европейской (от немцев до голландцев). А в первой четверти XIX века активно миксуются между собой русская и французская кулинарные традиции. В конце века Питер с распростертыми объятиями принимает топовых поваров и гастромаэстро со всей Европы. А с приходом советской власти по-новой пересматриваются уже имеющиеся рецепты и появляются новые, соответствующие реальности того времени — позже они закрепятся как неотъемлемые символы города.

Переходим к гастрономической эстетике  по-петербургски:

Тартинки с телятиной и селедкой

Необычное сочетание нежного диетического мяса теленка и солоноватой сочной селедки пришло к нам из еврейской кухни, а формат подачи — в виде закуски тартинки — из французской. По сути, это просто симпатичный бутерброд на галльский манер. Запишите простой рецепт и сервируйте в качестве легкого старта: рубим обжаренную телятину, смешиваем с вымоченной порубленной селедкой, добавляем жареный лук, пару ложек сметаны, солим, перчим, чуть обжариваем и щедро намазываем на зерновой тост, а потом убираем в духовку минут на 10.

<span style="font-size: 24px;">Драгомировская каша&nbsp;</span>

Рацион Николая II во многом отличался своей «диетичностью», легкостью. Одним из самых любимых блюд последнего императора, которое появлялось чуть ли не каждый день на царском столе, была драгомировская каша — гречка с грибами и сливками. Названа она в честь русского генерала, Михаила Ивановича Драгомирова (правда, почему, неизвестно). Есть пара секретов приготовления этой гречки: она выкладывается слоями (крупа — грибы — крупа — грибы), а в конце обязательно поливается соусом из лесных грибов. Рецепт последнего:
  • Замочите грибы, через час слейте воду в другую емкость, грибы просушите.
  • В сотейнике растопите немного сливочного масла, добавьте чуть муки, аккуратно введите пол-литра жидкости, оставшейся от грибов, миксаните вилкой или венчиком.
  • Доведите до кипения, а затем, ослабив огонь, тушите минут 15.
  • Тем временем обжарьте на антипригарной сковороде рубленый зеленый лук и грибы, пока не подрумянятся.
  • Добавьте жареные грибы с луком в сотейник с соусом, перемешайте, и полейте им выложенную слоями гречку. Готово! 
Купить рис

говно

Еще одна чисто петербургская сладость, которая, между тем, прижилась и в других городах России, — гурьевская каша. Названа так в честь министра финансов при Александре I графа Дмитрия Александровича Гурьева. Есть две версии, касающиеся происхождения этого блюда: одни говорят, что Гурьев его сам придумал, другие — что попробовал в гостях и был так сильно поражен ее великолепным, что расцеловал крепостного повара хозяев и выкупил его вместе со всей семьей.

Так или иначе, суть каши проста и элегантна: сварите очень густую манку, выложите слоями в форму, перемежая сухофруктами, ягодами и орехами, отправьте в печь на полчаса, а при подаче полейте медом.

Гурьевскую кашу относили к десертам, не к завтракам, а Александр III почитал такую необычную манку очень даже изысканным лакомством.